Skip to content
 

Белое кипение

Настоящий либерал в России – большущая редкость. Кроме себя, я знаю только одного: Александр Никонов. Вот, написал годную статью на днях “Путин 2.0 и Николай II – судьба самодержца. Колонка Александра Никонова“. Настоятельно рекомендую революционерам и свергателям Путина:

Что делать?

“Как вы полагаете, кто составляет управленческую систему единовластия? Правильно, аристократия. То есть люди, имеющие реальную власть. В том числе полномочия карать и миловать. Раньше это были наследственные владельцы земли — феодалы. Сейчас это назначенцы, посаженные троном кормиться от земли, — начальники УВД, прокуроры и менты, губернаторы и прочие силовики, на которых держится с таким трудом восстановленная Путиным для спасения страны от распада властная вертикаль.

Но всегда ли нужно спасать страну от распада? ХХ век — век распада империй. Российская империя распалась. Сталин этот распад не только остановил, но и вернул потерянные территории с прибытком. Цена вопроса — миллионы жизней. Нельзя идти наперекор объективным историко-экономическим закономерностям — это дорого обходится. И платить приходится самым ценным ресурсом…

Россию придется децентрализовать, отдав максимум полномочий на места, превратив ее в реальную федерацию или даже конфедерацию, в противном же случае она грозит неконтролируемо развалиться на отдельные государства. По сути, децентрализация означает следующее: нам придется пересобрать Россию заново — на сей раз снизу, от простых людей. Только тогда она станет страной, а не территориями, насаженными на штык властной вертикали. Но как это сделать?

Основа власти силовиков — насилие. Инструмент власти — коррупция. Убери коррупцию — не останется власти. Я уже устал слушать от своих знакомых бизнесменов рассказы о том, как у них силовики отобрали бизнес. Захочет ли эта аристократия сама демонтировать себя? Позволит ли она сделать это Путину, если тот вдруг засобирается?

Или Путин будет сидеть, пока резьбу не сорвет, как его предшественники? Не знаю, я Путину в голову не заглядывал. Но меня интересует, есть ли вероятность проскочить и вывести страну на мирные эволюционные рельсы. На мой взгляд, есть. Кое-что этому способствует, а кое-что этому мешает. Начнем с последнего.

Мешает эволюции общества его радикализация, подогреваемая Кремлем с помощью, как ни странно, раздувания религиозного огонька. Религия — это оружие нападения, как любая идеология. То есть способ объединения своих против чужих. Нельзя «хорошим» исламом вытеснить «плохой». Подогревая в обществе интерес к «хорошей» религии, вы автоматически поднимаете и число радикальных фанатиков, потому что действующий агент, «активное вещество», в религии одно, просто на каких-то людей оно действует так, а на других эдак. Хотите успокоить общество — деидеологизируйте его. Подчеркнутая секулярность и неидеологичность государства, декларирующего, что занимается оно только функциями жизнеобеспечения, а представления о мироустройстве каждый выбирает себе сам, ибо у нас свободная страна — вот рецепт.

Теперь о том, что нам может помочь проскочить между Сциллой и Харибдой. Сейчас, с ростом гражданского общества, возникает масса неидеологических объединений граждан, которые борются против ям на дорогах, коррупции, за права инвалидов, флешмобщиков, за снижение налогов, за право на оружие и т. д. и т. п. Еще пять лет назад всего этого в таком количестве не было. Происходит «белое кипение» — появляется множество мелких пузырьков разнообразных объединений в гражданском обществе, что мы и наблюдаем. Главное теперь — не провалиться дальше, в большое революционное кипение, и не допустить взрыва котла.

Рост благосостояния и душевого дохода неизбежно приводит к росту активности общества. В конце концов Советский Союз тоже разрушили не полуголодные нищие крестьяне, а разжившиеся радиоприемниками и телевизорами инженеры. Когда люди хотят большего (в потреблении), они начинают бухтеть и проявлять недовольство властью.

Власть же на местах эти проявления гражданского общества давит. Она давит не только своих прямых конкурентов и противников, но пытается закатать в асфальт все, что мало-мальски выделяется. В фейсбуке вывешена потрясающая санкт-петербургская история о том, как бизнесмены, купившие квартиры в доме, самостоятельно построили детскую и спортивную площадки, организовали ТСЖ, домовую охрану. А на охранной будке из пуленепробиваемого стекла вывесили картинку с изображением перечеркнутого милиционера в красном круге с надписью «Мы не нуждаемся в государстве. Охрана территории осуществляется частными лицами». Они были подчеркнуто свободны и даже приглашали к себе лекторов, чтобы те рассказывали им о свободной экономике и Айне Рэнд. Результат не замедлил сказаться.

Сначала их заставили снять плакат, пригрозив статьей об экстремизме. Затем возбудили несколько уголовных дел против ТСЖ. Второй волной прессинга пошли жесткие проверки бизнеса активных строителей ТСЖ. Через год глава ТСЖ сидел, против членов ТСЖ было заведено пять уголовных дел, 40 семей из дома уехали за границу, 78 были на стадии отъезда.

Вторая история… После того как у моего знакомого отняли бизнес в Москве, он уехал в Хабаровск, открыл там два новых дела и на почве старых обид организовал партийную либертарианскую ячейку и стал учить местных бизнесменов, что никакие они не кровопийцы-капиталисты, а, напротив, основа страны и имеют право знать, куда идут их налоги. Результат? Его тут же стали вызывать на профилактические беседы и советовать покинуть край.

Повторю вопрос: разве могут эти аристократы, которые «держат» все на местах, себя демонтировать? Они, напротив, радикализуют людей, усиливая кипение недовольства. Хотите превратить тихое белое кипение в бурное и плескающее? Прижмите плотнее пальцем крышку!

Народное недовольство нужно не запирать, а канализировать. Пар не должен рвать котел, он должен вращать турбину. Капиталом должна быть не нефть, а люди. Так что если Путин хочет спокойной старости, выход у него только один — обратиться напрямую к народу, как это когда-то практиковал Рузвельт. Для этого нужно правильно понять, кто из бузотеров и критиканов свои, а кто чужие. Это просто.

Те, кто грезит о революциях (как красные) и погромах (как фанатичные православные и наци), переделе собственности, второй индустриализации, национализации, — это враги. Потому что они за идею и тем опасны. А те, кто критикует власть за коррупцию, синие мигалки, хреновые дороги, — это свои. Потому что они не за идеи, а за деньги. Они просто хотят видеть приличное применение своим налогам. Они — опора страны, в то время как радикалы — ее вирус.

Одно дело ссориться со своими: милые бранятся — только тешатся. И совсем другое дело — непримиримые.

Оперевшись внизу на микропузырьки гражданского общества, наладив с «белым кипением» связь, можно будет решить задачу пересборки страны снизу.

А как наладить связь Кремля с комитетами гражданского действия, противостоящими местной власти? Это дело техники. И здесь, разумеется, по понятным причинам надо обойтись без содействия местных властей. Во все критические времена функцию параллельных нитей управления выполняли комиссары. Комиссаров рассылал на места Петр I, комиссары были в свое время в США, во Франции, у большевиков. Понятно, что это аварийная схема работы, это проводок, брошенный напрямую помимо предохранителей. И как всякая экстраординарная схема, она должна быть временной. Доколе? А до тех пор, пока ручная Дума по поручению Кремля не проведет законы о выборности на местах не только губернаторов, но и шерифов (начальников УВД), председателей местных судов, прокуроров, выведя их тем самым из-под руководства центра (децентрализовав) и сделав зависимыми от тех людей, которые живут с ними рядом. Уравняв тем самым аристократов с гражданами”.

Разумеется, кое-с чем в тексте я не согласен, как и вообще во многом не согласен с Никоновым, но общая суть – именно такова. Сначала формируется общество сознательных граждан, гражданское общество, залог открытого общества, база для демократии и либерализма. Потом – благосостояние, чистые улицы и хорошие дороги. Но, к сожалению, очень многим ближе идея доброго царя.

Leave a Reply