Skip to content
 

Откатчики: укол в голову.

Роман о крысах

Картинка

Крысы, т.е. ворующие у своих – самый низкий и позорный класс. Уличенному в крысятничестве прямая дорога в опущенные, либо в чушки, – они моют парашу и выполняют всю самую грязную работу. Никто с ними не имеет права общаться, за общий стол их, как правило, не пускают, если есть возможность – об признании крысой обявляют на всю тюрьму. Раньше могли и убить. В мое время на зоне такого клали на табуретки, и весь барак проходился по спине мокрыми, скрученными в узлы полотенцами. Если это сто человек, то можете себе представить – однажды просто убили.
© Виталий Лозовский, Все о жизни в тюрьме на TYUREM.NET

Всем или большинству известен роман Алексея Колышевского «Откатчики. Роман о крысах». Ещё большему количеству людей известны, я уверен в этом, романы Сергея Минаева, в которых рассказывается о тех же самых откатчиках. Однако, как и в случае с любым художественным произведением, невероятно сложно отличить где правда, а где ложь.
История, которую я расскажу вам сегодня, основана на реальных событиях, произошедших с живыми людьми, в самом настоящем российском городе. Разумеется, по этическим причинам я не могу раскрыть ни названия компании, ни имён действующих лиц, ни каких-либо существенных деталей, способных пролить свет на личности участников истории. Однако, уверен, что правдивость рассказа не вызовет сомнения у дорогих читателей!

Одним тихим, солнечным, пусть будет сентябрьским утром, директор Гипермаркета пришёл на работу чуть раньше сотрудников офиса. Разумеется, каждый думал, что директор пришёл с одной лишь целью: проверить, во сколько на самом деле люди приступают к работе. И только старожилы компании могли заметить, что дело отнюдь не в пунктуальности: то ли странный блеск в глазах руководителя, то ли резкие движения, то ли уверенная хитрая улыбка указывали на более сложные замыслы, реализация которых была намечена – и в этом уже не было сомнений – именно на сегодняшнее утро.

В четверть десятого, когда наиболее страстные поклонники кофе уже успели смириться с тем, что придётся терпеть до обеда, директор вышел в разделённый перегородками зал и велел выключить все телефоны, которые как раз начинали звонить в это время. Когда последний телефонный провод был выдернут из аппарата, в зале установилась такая тишина, что многим показалось, как слышно не только монотонный гул вентиляции, но и биение сердец коллег. А многие, да что там многие, все сердца в эту минуту забились чаще. Зашевелились и стали потеть ладошки, забегали глазки, зачесались носы и уши. Каждый судорожно вспоминал прошлые ошибки, прегрешения и нарушения, высказанные раньше или заготовленные отмазки и оправдания. Директор стоял посредине зала и смотрел в глаза своих сотрудников. Если бы в помещении была собака, то она бы, возможно, сошла с ума, выбирая, на которую из объятых страхом жертв напасть.

Повстречавшись взглядом с каждым из работников и убедившись в том, что большинство из них есть за что пожурить, директор пригласил всех со стульями на середину зала и сел сам. Если бы в офис вошёл посторонний, то он подумал бы, что сотрудники компании живут как большая семья, и теперь они сели в кружок, чтобы поделиться с отцом-директором своими тяготами и заботами и получить совет. И в чём-то он был бы прав. В компании был один отец-хозяин, и сейчас он собрал своих неразумных детей, чтобы устроить публичную порку: укол в голову.

Директор был словоохотлив, и говорить мог часами. Говорил он хорошо, подкрепляя свои мысли примерами и историями из жизни. Этим утром, он начал разговор с того, в каждой компании, где есть закупки, могут появиться откатчики. Потом он вкратце рассказал, кто такие откатчики, что они делают и какой именно вред они наносят компании. При этом он поставил знак равенства между откатчиком и вором, прямо назвал всех откатчиков – ворами. Прошло уже немало времени. Кто-то, к кому всё вышесказанное не имело никакого отношения, уже начинал клевать носом – и директор видел это. Кто-то предвкушал красивую развязку – директор замечал и таких людей. Но несколько сердец забились особенно учащённо. И этих людей директор тоже заметил, и даже несколько удивился тому, что их так мало. «В нашей компании есть откатчик. Вор. Я хочу, чтобы этот человек встал сейчас и раскаялся, тогда он будет прощён и сможет покинуть компанию «по собственному желанию». Стало так тихо, что, казалось, даже вентиляция притихла, ожидая вынесения приговора. Дремавшие сотрудники проснулись, один из парней подумал, что сейчас бы самое время перекурить, а во время перекура поспорить с корешем, кто же злодей, на ящик пива. Выдержав паузу, директор дал виновнику торжества второй шанс. Однако, никто не поднялся с места. Тогда директор указал на одну из сотрудниц, и велел ей встать. Именно ей и было посвящено утреннее собрание, именно в её голову и был сделан укол. Разумеется, первой реакцией женщины было не раскаяние, а полное отрицание какой-либо вины. Однако директор не первый день жил на свете, и давно уже не делал непродуманных шагов, не выдвигал необоснованных и неподтверждённых доказательствами обвинений. Услышав конкретные цифры, даты и места получения денег и даже цитаты из своих переговоров с откатодателями, женщина опешила, но не сдалась. Покинула зал она с гордо поднятой головой и очень не красивой записью в трудовой книжке.

Разумеется, утреннее собрание дало повод для множества разговоров в курилках, личных переписках, машинах. Кто-то задумчиво отмалчивался, кто-то говорил о несправедливости и тяжёлой жизни матери одиночки.

Директор же был доволен результатами собрания и абсолютно уверен в правильности свих действий. И с ним сложно не согласиться. Человек приходит в компанию и принимает условия труда, в том числе и зарплату. Оправдания в виде сложной жизненной ситуации, маленькой зарплаты и капиталистов-кровопийц здесь не катят: мы живём в свободном обществе, статьи за спекуляцию нет уже много лет, предпринимательство разрешено. Однако, находятся люди, которые предпочитают предпринимательским рискам и тяжёлому труду по овладению каким-либо делом в совершенстве более простой путь воровства, точнее даже, крысятничества. Устроившись в компанию, на стабильную и зачастую хорошую зарплату, оставив все риски владельцам бизнеса, они ищут способ прикарманить хозяйскую копеечку. Разумеется, находятся и желающие эту копеечку им передать. Кто страдает от этого и чья копеечка? Многие считают, что копеечка – хозяйская, и что она не принесена в дар по величайшей дружбе и за красивые глаза, и именно украдена прямо из хозяйского кармана.

Leave a Reply